Благотворительный фонд оказания помощи детям

Наши дети

Максим Сарапкин
1996 г.р.
г. Казань
ДЦП

Максим – наш первенец, наш старший сынок. Надежда и опора младших брата и сестренки. Так должно было быть, но пока это от них он всегда ждет помощи. Он родился 28 ноября 1996 г. Роды были  преждевременные, тяжелые для ребенка. Пока Максим  был младенцем и мы, и врачи надеялись, что он догонит в развитии. А в 8 месяцев ему поставили диагноз ДЦП. С этого дня наша жизнь изменилась полностью, сколько раз я слышала такие слова, но не понимала  их.
Лежали несколько раз в местных неврологических отделениях, к сожалению, без особых результатов. Лечились в Москве в клинике Скворцова 3 раза, потом у Козявкина в Трускавце, 5 лет подряд ездили в Санаторий Министерства Обороны Украины в Евпатории, сделали 2 этапа операций  у Ульзибата. И постоянная ежедневная физкультура дома. Занималась  я сама, а теперь уже и Максим  самостоятельно. Максим ответственный и совестливый. Никогда не начнет играть или отдыхать, если не сделаны все задания на день. А их у него много: ходьба в брусьях, физкультура, просмотр интернет-уроков, пропущенных в школе. Учится Максим в 8 классе, на «4» и «5». Много поет и  выступает на школьных мероприятиях, городских.
Два года назад  Максиму сделали 2 операции на ноги в Санатории МО Украины, было очень трудно:  2 месяца в гипсе, еще 2,5 месяца – разработка.  Тяжелый период - гипсы,  очень болезненные еженедельные перегипсовки, но потом оказалось, что тяжелее как раз после них, когда до ноги не дотронешься, малейшее прикосновение и он вздрагивал,  испытывая при этом страшную боль. Только боль немного утихала, начались занятия. Максим плакал, боялся идти на ЛФК,  с трудом пересиливал себя, но  занимался. Несмотря на длительную, как нам казалось, реабилитацию, уезжали мы хоть и  с красивыми  прямыми, но мало разработанными ногами. Хороший результат мы увидели через полгода, когда еще раз пролечились в санатории. Теперь уже  это был спокойный, терпеливый  и старательный парень, готовый к трудностям.  Он их преодолел, и его результат увидели не только врачи, родные, но и малознакомые люди.  Ходьба в брусьях, вперед и назад, увереннее стоит,  с трудом, но ходит за руки, мне намного легче  его вести! Потом появился маленький подъем ноги,1-2 сантиметра, но это значит, что мышцы «понимают», что им нужно делать, а, значит, их можно накачать. Только делать это нужно умело, квалифицированно, постоянно. Сейчас Максим значительно  вырос, обычно людей это радует, а мы понимаем, что нарастает тонус, а значит опять лечить, опять расслаблять, опять, опять, опять.  Но это не пугает.
Боялись мы только одного – не найти  средства на длительное дорогостоящее восстановление и реабилитацию в ЕДКС. Честно говоря, мне казалось нереальным, что чужие  люди могут ТАК помочь.  Не словом, а ДЕЛОМ, очень по-настоящему. Когда мне позвонили из Фонда «Под звездой надежды» и сказали, что лечение Максима будет оплачено, я не могла понять, поверить, что не ошиблись, что это НАМ  так повезло, нам помогают.  Мы очень благодарны Фонду за огромную поддержку, за шанс, который вы дали моему сыну,  а  также за  оптимизм, который вы вселили в нас, ведь если есть люди, готовые бескорыстно помочь чужому человеку, то и жить легче, и не так страшно за будущее своих детей.
С сердечной благодарностью и постоянными молитвами о процветании Фонда  семья Максима Сарапкина.

Время летит очень быстро. Лечение позади, подводим итоги. Этот курс был трудным - Максиму  сильно мешали головные боли, диагноз так и не выявили. Максим даже плакал, и приходилось становиться «бессердечной» мамой и, несмотря на уныние сына, вести его на лечение, на ЛФК. К счастью, авторитет его инструктора помогал сыну взять себя в руки и даже забыть на время о боли и жалости к себе.
Чего добился Максим: ноги сильнее, выносливость больше, спина крепче. Когда он сидит в коляске все это не так уж и видно, хотя осанка стала ровнее. Но когда он идет с ходунками мне становится ясно, что все было не зря. Неустойчивости в тазобедренных суставах гораздо меньше, голова при ходьбе меньше запрокидывается в сторону, все тело стало «собраннее».
Раньше, когда я держала Максима за пояс и пыталась вести, он сразу наклонялся вперед и падал, а теперь старается удержать торс вертикально и идти, с трудом, но это наконец стало  получаться! Максим намного увереннее идет, когда я держу его за руки спереди. Расстояния, которые он сейчас проходит на порядок больше, чем раньше.
И самое главное, чего мы больше всего хотели: Максиму начали поддаваться ступеньки, пока с моей помощью, ему практически удается  поднять ногу на достаточную высоту. Сейчас он сильно устал, но, думаю, дома мы еще увидим результат тех физических нагрузок, которые преодолевал наш сын.
Наша семья очень благодарна Вашему Фонду и всем тем людям, которые не остались безучастны к судьбе Максима. Огромное вам  спасибо за это!
С уважением семья Сарапкиных и лично Максим.

Вот и подошел к концу курс очередной реабилитации Максима. 4 недели, срок даже в самом начале казался мне слишком небольшим, чтобы увидеть изменения у почти 16-летнего парня. Ведь обычно его лечение составляло полтора-четыре месяца. Всегда были результаты, но очень долгожданные и трудоемкие.
В этот раз все было настолько по-другому. Всего полтора часа ЛФК с перерывом на массаж, лазер и часовая стимуляция на аппарате Аккорд (аппарат имитирующий ходьбу). Неужели, это может помочь? Оказалось, может! Уже через две недели мы стали сообщать родным об успехах сына. По вечерам мы занимались самостоятельно, выполняли домашнее задание, которое каждый день получали от инструктора.
После трех недель лечения нас навестил папа. Мы, конечно, устроили показательные выступления под названием: «смотри, что научился делать твой сын за 3 недели!» Обычно скептически настроенный он сразу заметил, что Максим:

1. шел, держась за одну мою руку. Конечно, с трудом, конечно, иногда ногу заносило не туда, конечно,  длилось это всего 5-6 шагов. Но все это для Максима не «всего», а «уже»!
2. сидит на стуле, на стуле (сильно пугаясь на табуретке).
3. стоит у стены 5 секунд
4. упражнение «мостик» делает хорошо
5. хорошо сгибает ноги в коленях, достает коленями до лба (после операции согнуть ноги в коленях и тазобедренном суставе было очень болезненно)
6. спустился с дивана, не упал плашмя, цепляясь руками за край, а встал на колени, оперся руками о диван и удержал себя в таком положении (до этого не мог стоять на коленях, т.к. было очень больно и трудно).
7. и наконец, наши многострадальные заветные ступеньки. Этим летом Максим научился поднимать  ноги на ступеньки, но это носило какой-то случайный характер: сегодня могу, завтра – нет. Между «научился» и «хорошо поднимает» подчас пропасть, и, к сожалению, очень часто наработанное уходит. Ступеньки даются легче, обе ноги Максим может поднять выше, но это тяжело, и я помогаю дотянуть ногу на нужную высоту.

Максим  рад, поверил, что может победить, и знаете, хоть родители и верят до последнего, но у сына уже такой возраст, когда хотелось спросить самих себя, сколько еще лет надо пытаться научиться чему-то еще, может, это уже предел, и стоит приспособиться жить так? Так вот, я тоже поверила, что он сможет, сможет еще очень многое.

Огромное счастье, что на этом пути мы не одни, что вы помогли нам, помогли уже не в первый раз, помогли другим людям. Всем, кто участвовал в нашей судьбе,  и больших успехов вашему Фонду. Большое спасибо!
Мама Ольга, Максим, вся наша семья.